👁 833

Портреты неизлечимо больных людей до смерти и после

Фотографы Вальтер Шелс и Беате Лакотта снимали портреты неизлечимо больных людей незадолго до смерти и сразу после.

Были сделаны 54 портрета 23-х человек — до и после. На фотографиях люди разных возрастов — от младенческого до преклонного. Каждый портрет сопровождает короткое эссе, в котором больные выражали свои мысли и чувства перед близкой и неизбежной кончиной.

Wolfgang Kotzahn, 57 лет

Разноцветные тюльпаны украшают ночной столик. Медсестра приготовила поднос с бокалами для шампанского и торт. Сегодня день рождения Вольфганга Коцана. «Мне будет 57 сегодня. Я никогда не думал о том, что старею и никогда не думал, что умру, будучи ещё молодым. Но смерть наступает в любом возрасте».

Шесть месяцев назад бухгалтер-затворник был ошеломлён диагнозом: бронхиальная карцинома, неоперабельная. «Это стало настоящим шоком. Я никогда не думал о смерти, только о жизни», – говорит герр Коцан. «Я удивлен, что с этим довольно легко смирился. Теперь я лежу здесь в ожидании смерти. Но каждый день я наслаждаюсь, ощущая жизнь в полной мере. Я никогда раньше не обращал внимания на облака. Теперь я вижу всё с совершенно другой точки зрения: каждое облако за моим окном, каждый цветок в вазе. Внезапно всё имеет значение».

Edelgard Clavey, 67 лет

После развода Эдельгард жила одна, детей у неё не было. У неё был рак и целый год женщина провела практически прикованной к постели. По её словам, она чувствовала себя обузой и действительно хотела умереть.

«Смерть — это испытание своего мужества. Я очень хочу умереть и стать частью этого необычайного огромного света. Умирать — это очень тяжелая работа. Я не могу контролировать этот процесс и мне остаётся только ждать. Кто-то дал мне шанс жить и я должна была жить, теперь я отдаю всё обратно».

Maria Hai-Anh Tuyet Cao, 52 года

«Смерть — это ничто», — говорит Мария.
«Я принимаю смерть. Она не вечна. В конце, когда мы встретим бога, мы все станем прекрасными.

Размышления Марии о смерти проникнуты ее верой в уроки гуру Чинг Хай. Она уверена, что уже была в загробном мире во время медитации. Мария надеется, что сумеет обрести состояние полной беспристрастности в момент смерти: все последние дни она проводит в подготовке своего разума к этому моменту».

Elly Genthe, 83 года

Элли Гент была сильной женщиной, привыкшей всегда и во всем полагаться на себя. Она часто говорила, что предпочла бы умереть, если бы вдруг оказалась не в состоянии позаботиться о себе. Когда фотограф встретил ее в первый раз, она уже готовилась к смерти, но все равно ничего не боялась, и была благодарна персоналу хосписа за помощь, которую ей оказывали. Но когда фотограф навестил её ещё раз через несколько дней, она кажется почувствовала, что силы ее оставляют.

Иногда она спала целыми днями, а иногда ей мерещился маленький человечек, который выползал из цветочного горшка и собирался ее убить. «Заберите меня отсюда!», — кричала она, как только кто-тобрал ее за руку. «Я не могу быть здесь — у меня сердце останавливается. Я не хочу здесь умереть!»

Klara Behrens, 83

Иногда я всё ещё надеюсь, что мне станет лучше. Но, иногда я чувствую постоянную тошноту и не хочу жить дальше. А вообще я только недавно купила себе новый холодильник с морозильной камерой. Если б я только знала!

Интересно, можно ли прожить ещё одну жизнь? Не думаю. Я не боюсь смерти, я просто стану одной из миллионов, миллиардов песчинок в пустыне.

Peter Kelling, 64

Питер ни разу в своей жизни не был серьёзно болен, он работал в сфере здравоохранения и не имел вредных привычек. В один «прекрасный» день ему поставили диагноз: рак кишечника с метастазами в лёгкие, печень и головной мозг.

«Мне всего-то 64, я не должен сейчас исчезнуть», — говорил Питер. По ночам он был беспокойным, а днями много плакал. Он стал замкнутым и неразговорчивым, его молчание производило тягостное впечатление на окружающих. До самого последнего дня на листке бумаги на двери Питер записывал результаты игры своей любимой футбольной команды.

Heiner Schmitz, 52

Хейнер говорил быстро, с хорошей артикуляцией, остроумно, глубоко. Он работал в сфере рекламы. Когда он увидел пораженный участок своего мозга на МРТ он быстро все понял: времени осталось не так много. Друзья Хейнера не хотели, чтобы он чувствовал себя несчастным, пытались отвлечь его. Они смотрели футбол так же, как обычно: принесли пиво, курили, устроили что-то вроде вечеринки. “Некоторые из них даже говорили: «Поправляйся», «Надеюсь, ты скоро будешь в форме», — рассказал Хейнер, ухмыляясь. «Но никто даже не спросил, как я себя чувствую. Они что не поняли? Я же умираю!».

Roswitha Pacholleck, 47 лет

«Это звучит абсурдно, но именно после того, как у меня обнаружился рак, я захотела жить сильнее всего», сказала Росвита после того, как поступила в хоспис. Она говорила, что в хосписе работают очень хорошие люди и дала клятву, что если выживет, то обязательно будет тоже работать в хосписе.

«Я в своём уме и знаю, что должна умереть, но всё равно надеюсь на какое-то чудо», — сказала Росвита.

Rita Schoffler, 62 года

Рита развелась с мужем за 17 лет до того, как у нее обнаружили смертельное заболевание. Но когда ей вынесли смертный приговор, она поняла, что хочет сделать. Она хочет еще раз с ним поговорить. Прошло много времени, и их расставание было довольно жестким: она даже запретила ему видеться с детьми, так что душевные раны у обоих были глубокими. Когда она позвонила ему и сказала, что умирает, он ответил, что немедленно приедет. Прошло 20 лет с тех пор, как они говорили друг с другом, но, тем не менее, он решил, что должен быть с ней.

«Мне не стоило столько ждать, чтобы простить его и все забыть. Я все еще люблю его несмотря ни на что» — говорила Рита. Последние недели, все чего она желала — это умереть. Но говорила, что была рада «поучаствовать в его жизни еще раз».

Barbara Gröne, 51

Барбара всю жизнь страдала от чувства ненужности. Сразу после рождения, мать отказалась от неё. По словам Барбары, она взяла себя в руки и сосредоточилась на том, чтобы жить очень дисциплинированно и достигать успеха. И вот, как только усилия начали наконец приносить плоды, женщина узнала свой диагноз: опухоли яичников с метастазами в спине и области таза. Уже ничего нельзя было сделать.

По словам Барбары в последние моменты жизни к ней вернулись все страхи из детства, чувство никчемности, печали и невозможности что-либо сделать. «Такое чувство, что все мои усилия были напрасны, как будто сама жизнь меня отвергает».

Источник

Читайте также: