Интервью с Игорем Манном к 11-летию МИФа: «Делай то, что проповедуешь. Проповедуй то, что делаешь»

IMG_6628

Мы — в МИФе — уже запутались, кто для нас Игорь Манн, в первую очередь: сооснователь издательства, наш самый  популярный автор, крутейший маркетер, евангелист бренда или главный МИФовский читатель, который читает по 100 книг в год.  Наверное, всё вместе.

К 11-летию МИФа я поговорила с Игорем о том, как он оказался у истоков издательства, что он считает своим «персональным следом в истории» и как для него закончилась «адская неделя».

Игорь, давайте с самого начала о том, как создавался МИФ. С чего началась эта эпопея длиной уже в 11 лет для вас?

Когда Миша Иванов и Миша Фербер, первый раз пришли ко мне с идеей открыть издательство, то я сопротивлялся месяцев 10. Тогда я работал директором по маркетингу в крупной зарубежной компании, и мне было там очень интересно.

А потом в больших компаниях стали копировать Google. Google тогда объявил, что 20% процентов своего времени сотрудники могут тратить на внешние проекты, не связанные с текущей деятельностью. И я пришел к своему шефу и спросил его, не будет ли он против, если я открою издательство. И он так легко сказал: «Без проблем!».

Я помню, вы как-то рассказывал историю, что якобы вас даже взяли на «слабо»…

Да, это был один из аргументов Миши. Однажды в одном бизнес-журнале вышла статья, в которой было написано примерно следующее: «Игорь Манн, конечно, успешный автор, но не будем забывать, что он наемный директор по маркетингу. Он просто распределяет бюджеты и сидит на всем готовеньком. А если бы он сумел сделать какой-то бизнес и доказать, что с нуля может что-то сделать сам, вот тогда бы ему поверили!». И Миша пришел с этим журналом ко мне и говорит: «Ну что, будешь доказывать?». И меня это так зацепило. Я сказал: «Ну, хорошо, давай!».

То есть вы  азартный человек, да?

Да. Меня на «слабо» взять достаточно легко. Тогда мне хотелось доказать журналистке, которая написала, что «Игорь Манн — ничто», что «Игорь Манн — это что-то!». И хотя я уже научился подходить к таким вызовам более разумно, мной по-прежнему можно успешно манипулировать.

Прошло 11 лет и МИФ уже совсем «большой». Что чувствуете сейчас, спустя 11 лет?

Я бы сравнил МИФ с ребенком. У меня двое детей: сын, которому уже за 20, и почти 14-летняя дочь. Так вот сыну я уже не нужен так сильно, как дочери, потому что сын уже взрослый и сформировавшийся парень.

МИФ для меня, как мой старший ребенок, уже совсем взрослый. Я как папа дал ему всё, что мог — сформировал ценности, задал направление, передал свои навыки и умения. И теперь с большим удовольствием наблюдаю за тем, как этот прекрасный  «ребенок» идет по жизни.

Гордитесь «сыном»?

Да, очень! Мне приятно, когда люди меня узнают и говорят: «О, спасибо большое за ваши книжки». То, что делает МИФ сейчас, в этом сейчас совсем немного моей заслуги. Сейчас МИФ — это большая и талантливая команда, в которой уже почти 150  человек. И мне очень приятно, что те идеи, которые мы заложили на старте, до сих пор работают.

А что за эти 11 лет МИФ, как компания, сделал первой на рынке?

Мы сделали первыми много чего. Например, первыми пошли к Лебедеву за дизайном обложек. Мы первыми сделали закладки. Мы стали продавать книжки по подписке. Мы и сейчас, по-прежнему, новаторы книжного рынка.

Что для вас значит МИФ сейчас?

Хороший вопрос. Во-первых, для меня это кусок жизни.

Во-вторых, это, конечно, визитная карточка.

В-третьих, это мой персональный след в истории.

Когда я порой думаю о том, какой след с истории я оставлю, мне первым делом приходят в голову МИФ и несколько моих хороших книг. Например, «Маркетинг на 100%», «Маркетинг без бюджета» или «Номер № 1».

 

Приятно слышать! Выходит, МИФ — один из самых удачных проектов за вашу жизнь?

На конференциях я обычно выхожу и говорю: «У меня было 11 бизнесов. Четыре — неудачных, семь — удачных. И какой вы знаете?». Конечно, все говорят: «Манн, Иванов и Фербер».

Кстати, однажды у меня был забавный случай, связанный с этим. Я консультировал одного клиента, и он говорит: «Я очень хочу, чтобы вы мне помогли сделать моих клиентов лояльными по отношению к моему бренду». Я говорю: «Хорошо, не вопрос, помогу. Пример приведите». Он говорит: «Apple». Я отвечаю: «Отлично, уважаю этот бренд. А российскую компанию какую-то назовите?». Он говорит: «Ну, вот «Манн, Иванов и Фербер», очень мне нравятся ребята». А я ему: «То есть вам нравится издательство «Манн, Иванов  и Фербер»?».

Специально делаю паузу, напрашиваясь на комплимент. Он такой: «Да-да! Отличные ребята. Вот они же смогли сделать классно. Вы, наверное, тоже могли бы нам помочь?».

МИФ для меня сейчас планка, к которой я хочу подтянуть и другие свои проекты.

Не знаю, как другие бизнесы в России и СНГ, а мы на МИФ равняемся.

Ваши личные ценности и ценности МИФа в какой точке пересекаются?

Когда мы начинали бизнес — Миша, Миша и я  — то сидели в кафе и обсуждали, насколько наши ценности совпадают. Мы выясняли, нет ли у нас противоречий, потому что мы понимали, что строим бизнес на долгие годы.

Мы создали общую картину ценностей и внесли их МИФ при «рождении». Я уверен: какой человек, такой у него и бизнес. Для меня всегда было важно, чтобы в бизнесе был классный маркетинг, чтобы было все клиентоориентированно и инновационно. И в МИФе всё это по-прежнему здорово реализовано.

У меня есть такое правило: делать то, что проповедуешь, проповедуй то, что делаешь.

Я говорю про маркетинг и клиентоориентированность — и мы их делаем.

Мы их делаем хорошо — и я могу про это рассказывать и писать книги.

Артем (Степанов —  генеральный директор МИФ, — прим. Авт) как-то сказал, что когда его попросили назвать МИФ  одним словом, то он сказал слово «Любовь».  А для вас МИФ одним слово — это что?

Скажу двумя: МИФ — это хорошие книги.

Кстати, МИФ еще и создает среду, которая раскрывает потенциал человека. Тот же самый Артём ведь пришел работать в МИФ стажером?

Да, Артем — мой любимый пример! Когда я работал в одной из компаний директором по маркетингу, Артем ко мне пришел как студент-дипломник. Меня поразило, как хорошо он написал диплом, и я предложил ему работать в МИФе стажером. За несколько лет он прошел путь от стажера до генерального директора и совладельца издательства — и вот очень крутая история!

Внутри МИФа выросло многих талантливых людей. Я знаю, что и у вас, Лариса, уже вышла книга «100 способов изменить жизнь», которая выросла из авторской колонки на сайте МИФа. И я вас с этим поздравляю!

Игорь, спасибо! За последний год из того, что мы издавали, что зацепило больше всего?

Мне понравилась книга «На пределе» Эрика Ларссена. Мне кажется, что это такая демо-версия моей книги «Номер 1». Кстати, в мае я даже прошел эту адскую неделю, которую предлагает Ларссен.

Еще мне понравилась книжка по маркетингу «ZAG» и «Рисовый штурм».

Кстати, как для вас прошла адская неделя? У нас ее прошли половина МИФа, и все в восторге.

Хорошо прошла. Несколько месяцев назад  у меня спросили, прошел ли я «адскую неделю»?», и я ответил: «Нет, у меня и так адская жизнь!». Это, конечно, шутка. Зато теперь я прошел ее и  даже наклеил стикер себе на лэптоп.

Моя адская неделя сильно не отличалась от моей обычной жизни. Смысл недели на пределе в том, чтобы создать себе некий маленький экстремальный период вашей жизни, а у меня все последние годы были экстремальными. Можно будет чуть позже наклеить на лэптоп наклейку «Я прошел адскую жизнь».

Самое сложное было с моим графиком найти такую неделю, чтобы я мог не спать сутки (одно из заданий Ларссена не спать одну ночь во время недели на пределе для того, чтобы проверить себя на прочность, — прим. Авт). Кстати, я все-таки уснул.

Сейчас над чем работаете?

Я закончил писать книгу «Инструменты маркетинга для отдела продаж». Мне кажется, будет очередная бомба — как «Маркетинг без бюджета». В каждой компании есть отдел продаж, но не все отделы продаж правильно вооружены. Очень надеюсь, что книга выйдет перед Новым годом и обеспечит многим компаниям взрывной рост продаж!

Недавно вы писали, что делаете push-книгу. Что это за формат?

Это такой интересный проект, который родился чуть больше четырех лет назад. Меня попросили придумать новый формат книги, и я подзагрузился. Что можно придумать еще  после печатной книги Гуттенберга,  электронной или аудиокниги? Мне казалось невозможным  найти новый формат.

Так вот Push-книга — это сама книга плюс «дожимающие» письма. Письма помогают человеку реализовать и внедрить то, что он прочитал. У нас есть такая условная «Фея Внедрения», которая пишет мотивирующие письма и спрашивает: «Ты это сделал? Ты это посмотрел? Ты это заполнил? Ты дошел до конца?». У каждой книги — свои письма. Это цепочка нагревающих и закрывающих писем.

И напоследок: что пожелаете своему «взрослому сыну» МИФу?

Долгой, яркой и интересной жизни.

 

>

Читайте также:

Комментарии к статье:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.